поделиться в соцсетях

 
+280 RSS-лента RSS-лента

блог обыкновенный

Автор блога: Админ
Радиошелест. часть3
часть1 и часть 2

Радиошелест. ч3

Так прошла еще неделя. Ситуация сильно ухудшалась. В новостях говорилось, что пандемия захватывала все новые города. Целые поселения погружались в сон. Ученые никак не могли справиться с этой напастью. Испытывались самые современные методы, даже еще не проверенные медициной, но все не помогало. Однако какие-то сдвиги в изучении заболевания все-таки были. Совершенно точно было определено, что заболевание передавалось только от человека к человеку путем обмена биологическими волнами. То есть, каждый человек настроен на какую-то определенную волну, и эта волна воздействует на ритм мозга, заставляет его либо работать сильнее, либо заснуть.

Это схоже с тем, когда рядом с вами находится энергичный человек, и вы начинаете заряжаться от него энергией. Здесь тот же принцип, только весь процесс заражения абсолютно незаметен до поры до времени. Резонанс волны наблюдался через несколько часов после заражения, поэтому определять, кто именно являлся разносчиком, бывало уже слишком поздно. Люди спали.

Положение было отчаянным как во всем мире, судя по новостям, так и в моем мозгу. Я сейчас уже не смогу сказать точно, но разум мой начинал понемногу давать сбой. Явное противоречие между реальностью, то, что я видел вокруг, и тем, что говорилось по радио, меня очень сильно расстраивало. Похоже, это радио начинало сводить меня с ума. Но остановиться я не мог, будто не владел уже собой. Были даже мысли, что это какой то специальный сигнал, чтобы сводить с ума людей. И эта радиостанция - что- то вроде испытания секретного оружия. Но с другой стороны, если я это понимал, то значит и с умом у меня все было в порядке. И тогда я решил отключить радио и постараться чем-то отвлечься.

Прошло какое-то время. Кажется, прошло несколько дней. Ни с кем не разговаривая по этому поводу, не обмениваясь информацией, я просто гулял по улицам. Сходил в парк, и даже удалось сходить на рыбалку. Но где бы я ни был, мысли мои не покидали радио. Все время думал и думал, что же там происходит. Предположения были одни хуже других и это выматывало еще даже сильнее, чем раньше. В итоге я сдался и вновь включил приемник.

На знакомой волне ничего не было. На других волнах тоже ничего. По всей шкале приемника был слышен лишь шелест. Никаких радиостанций как и раньше так же не удалось найти. Я почувствовал себя ужасно одиноким, как будто весь мир пропал, и я остался один, беззащитный и никому не нужный. К этому тяжелому чувству примешивалось чувство отчаяния и злобы на самого себя. Почему я не был в последний момент с этой волной? Для меня совершенно очевидно было, что эта радиостанция пала жертвой этой болезни и что все вокруг уже не будет таким как прежде. Закрывшись с головой подушкой я заснул.

Спал я долго. Даже сейчас и не вспомню, сколько именно, но отчетливо помню, что меня разбудил мой друг, пришедший ко мне в гости. Мы не виделись уже около месяца после того, как я впервые поделился с друзьями историей о своем удивительном радиоприемнике. Я поделился с ним своими новостями и рассказал, что происходило за это время, на что он молча вышел в другую комнату и принес свой радиоприемник. Конечно, его приемник по виду совсем не был ровней моему. Обычный приемник, но при этом так же назывался "Альпинист", правда другой модификации. Включив его, он стал искать радиостанции и за минут пять нашел их с десяток, в том числе и какие то зарубежные.

Благо английский язык мы знали довольно сносно, чтобы хотя бы приблизительно понять о чем идет речь. Прослушав все найденные радиостанции, (включая зарубежные) я не услышал ни одной новости, говорившей о какой-то пандемии и вообще о заболеваниях. Получалось, что в мире хотя и относительное, но все таки спокойствие? Я чувствовал себя обманутым... Но ведь не могло же быть так, что только я один все это слышал и не могло быть так, что бы радиостанция работала только для меня одного. Неужели это было только лишь в моей голове? Я в это не верил, уж больно сильно и отчетливо все это отпечаталось у меня в мозгу. К психиатру я правда не решился пойти. Но друг и не настаивал, но зато предложил посмотреть на это с логической точки зрения. Чем мы и занялись.

Я помнится говорил, что радио отставало во времени на 3 минуты и 47 секунд. Ухватившись за эту деталь, мы стали считать, допустив при этом фантастическое обоснование. Если скорость радиоволны равна 300 000 км/с, то за 3 минуты 47 секунд она проходила расстояние в 68 100 000 километров. Не очень большое расстояние, и значит, ответ нужно было искать в нашей солнечной системе. Ближайшая планета к нам - это Венера, но она находится на расстоянии всего 38 миллионов километров. Чуть дальше - Меркурий, но он находится в среднем в пределах 57 млн километров, дальше Солнце. В другую сторону Марс - 55 млн и еще дальше Юпитер - 740 млн. То есть, ничего известное нам здесь не подходило. Возможно, только Марс, хотя вряд ли это было возможно.

Другой версией было то, что эти сообщения приходили из какого-то параллельного мира, который был очень похож на наш, и жил своей жизнью, похожей на нашу. Гадать можно было сколько угодно, но эти две версии остались основными. Со временем я успокоился и сейчас по прошествии нескольких месяцев решил написать об этом происшествии, вдруг найдется кто-то, кто так же слышал эту радиостанцию. Состояние мое нормализовалось, и чувствую я сейчас себя вполне здоровым, но все-таки вдруг все же это была форма помешательства. Поэтому, если кто-то так же слушал "Меорадио" - отзовитесь...

А приемник у меня до сих пор стоит, но только я боюсь его включать, вдруг?
Радиошелест. часть2
начало ч1

Радиошелест. ч2

Куда можно было позвонить, я так и не узнал, потому что координат этой радиостанции не было, что в свою очередь косвенно подтверждало мою догадку об иностранцах, вещающих свою радиоволну. Но да и ладно бы с ним. Все было хорошо какое-то время. Музыка приятная, новости ненавязчивые, что еще нужно для хорошего фона к повседневным делам. Все было хорошо до тех пор, пока я краем уха не услышал новость о том, что в Афреке (так они возможно называли Африку) появилось неизвестное заболевание.
Радиошелест. часть1
Эх, давненько я не писал просто так, решил немного исправить это положение и чего то написать. Рассказик в 2х, может в 3х частях. Пока полностью без редактуры, пишу как есть, не исправляя ошибок и не вношу корректировки. В общем черновик вроде:
Прощай Fallout!
Решил побродить по пустоши пройдясь по знакомым местам Мегатонны и исследовать убежища, но к сожалению столкнулся с неразрешимой проблемой. Как оказалось Fallout 3 не поддерживается современными многоядерными процессорами. Патчи и всякие танцы с бубном не помогли ((( Так что игруха для меня теперь потеряна, буду ждать версию 4.
Админ +5 308 6 комментариев
День рождения у Рубенса
Сегодня как оказалось день рождения Рубенса. Это один из моих любимых художников. Если по правде, то живопись я полюбил с его картины "Союз земли и воды" ("Шельда и Антверпен" другое название). Не знаю, торкнуто что то, а потом пошло и поехало. Мне было лет 6 тогда и я собирал марки. В одной подаренной мне серии было "Фламандское искусство" и там эта картина.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Админ +4 395 4 комментария
А не поменять ли ник?
Доброго времени! Понимаю, все праздновали вчера и еще не отошли, но вот чего то захотелось мне поменять ник.
Может поможете? выкладывайте, если придумается присылайте варианты, как бы мне назваться, вдруг получится выбрать:smile:
Заранее спасибо...

p.s. или оставить как есть?
Админ +4 428 63 комментария
2х летию Зоны - история создания легенды.
Ну раз уж пошла такая пьянка, то как раз появился повод вспомнить как же собственно говоря все начиналось.

А начиналось все очень банально и обыденно. Если быть точнее то еще раньше "Зоны" появился форум "Добрый Дзень" (форуму в этом году уже 4 годика будет). И вот как то раз на форуме появился пользователь с именем Фиона (на форуме тогда было правило, что бы участники выбирали себе сказочные имена). Общительный, интересный, со своим мнением, что конечно быстро привело его ко всеобщему "задружению". В то же время (может чуть раньше) на форуме появился пользователь, который назвался "Сон Ктулху". То же очень интересный человек.

И вот как то Сон Ктулху, решил выложить на форуме свой рассказ, для этого был создан раздел "творчество" (а уже после я добавил отдельный литературный блог на сайт). Несколько глав книги были представлены и как то в один день Фиона (потом она переименовывалась в Нирвану) предложила Ктулху сделать вычитку и немного покритиковать. Все получилось очень круто. Я такого никогда не видел и мне это очень понравилось.

Настолько понравилось, что появилась мысль сделать сайт или даже портал, где можно было бы критиковать фильмы (почему то мне тогда показалась хорошей идеей создание кинопортала). И дабы повысить статус этого портала я думал подготовить почву пригласив кинокритиков с именем. Конечно это сопровождалось бы массой разных условностей и затрат и поэтому я подумал, что лучше создать хороших критиков, вернее хорошему критику сделать узнаваемое имя. Все это (в голове) заняло не более, чем несколько секунд размышлений (писать и читать дольше).

Нирвана прекрасно подходила на эту роль. Классная критики, общительный человек, почему бы и не попробовать. Сделал предложение - она согласилась. Поначалу предполагался просто блог, где можно было вы представлять работы, но потом и очень даже скоро, отказались от этой затеи. Потому что Нирвана предложила "Не мелочиться" и сразу делать большой сайт, где критиков было бы много больше, чем один человек. Почему бы и нет, я еще тогда подумал, что к сайту можно было бы добавить и нечто вроде "биржи копирайтеров" раз уж делать что то большое, то биржа могла бы собрать большое количество участников.

Вроде бы против никто не был и поэтому дело оставалось за выбором подходящего движка, домена и названия сайта. Довольно долго мы выбирали домен (около недели наверное). Возможно и потому, что не было четкого представления, что это за будет сайт такой, о чем он (критика ясно, но критика чего? Хотелось и литературной критики и кинокритики и художественной, в общем критики всего творчества). В конце концов я все таки выбрал то что сейчас critic-all-zone (подразумевая, что здесь "Зона критики", а чего критика потом разберемся).

Все, решили. Теперь название. Так же долго думали и в конце концов подошло, то что было сказано просто так (это я когда рисовал "Шапку" просто добавил текст для вида).

Одновременно с этим Нирвана (а теперь это уже была Дива) сообщила о проблемах на одном сайте, где пользователей притесняют, создавая нехорошие условия (это был Дрим, что такое Дрим, и что там было я откровенно говоря до сих пор не знаю, хотя сайт этот видел). Ну и соответственно, всех желающих (думаю просто друзей Дивы) пригласили (приглашала она) сюда на "Зону".

Люди пришли и к моей большой радости стали появляться публикации, общение, то есть сайт стал жить, никого я конечно не знал, да и меня никто не знал (я помню поначалу на мои высказывания Фру сказала вроде "а ты кто такой вообще?", правда потом извинилась). Дива стала админом и все полномочия я сразу возложил на нее, отведя себе роль стороннего наблюдателя и "слесаря-сантехника" (если что то не работало - чинить). Потом ... ну потом уже можно почитать у Нафани :)

Вот такая история появления этого сайта, конечно не "сказочная", но зато очень сказочная в плане непредсказуемости развития. Я тогда и предположить не мог, во что это могло вылиться. Хотя и сейчас наверное трудно предсказать, так как приходят люди, новые люди, интересные и я надеюсь, что у сайта есть будущее. НО будущее есть пока есть вы "Зоновцы", без вас нет и не будет сайта, поэтому мне всегда очень горько, когда кто то уходит, ведь с ним уходит и часть души Зоны ...
Админ +17 901 41 комментарий о сайте
Я думаю о числе 147
Решил попробовать добавить сюра и поэтому буду время от времени добавлять записи (в т.ч. и в комменты) под заголовком "записки из альтернативной вселенной". Если кому то понравится - отлично smile Что бы не пугались и не справлялись о психологическом здоровье в конце будет маркировочка (ЗАВ).

Итак первое на сегодня:

Я думаю о числе 147, интересно много это или мало. На первый взгляд маловато, хотя то же неплохо если проводить сравнения.

p.s. ytghfdbkmys[ bkb ghfdbkmys[ jndtnjd ytn!
Осень в нашем городе
""

Админ +6 463 14 комментариев
Тишина
Никаких идей, никаких мыслей никаких желаний или хлопот. Ощущение невесомости, ощущение тишины и покоя. Почти физическое осязание смерти, ощущение ее холодного, непроглядного и вязкого дыхания густыми клубами словно туман обволакивающего замерзшее сознание и затягивая в себя остатки того небольшого и светлого, и наверное поэтому кратковременного чего-то, что должно быть во всем живом делая его таковым.

Дописав последние слова выражавшие его мысли и неторопливо поставив точки, автор медленно не прибавляя и не уменьшая темпа ставшего за его последнее время темпом его существования, прилег на кровать напоминавшую скорее одр покрытый толстым и непроглядным, как глухая, безлунная ночь покрывалом.

Закрытые глаза его неподвижно уставившись в темноту век обращались во внутрь его мыслей рисуя картины прошлого и созерцая его нынешнее одиночество. Которое представлялось ему огромным полем, покрытым невысокой и уже высохшей травой, запорошенной, но еще не покрытой снегом c остатками не развеянных по ветру семян.

Холодно. Вокруг огромное поле и впереди и позади, мысль о том, что нужно куда-то идти постоянно напрягает мозг, и он идет. Зачем и куда не зная сам. Идет просто, что бы не стоять, был ли он здесь или нет, не имеет значения значит только то, что необходимо куда-то идти. Воображаемую картину дополняет серо-голубой свет пасмурного неба и светло-коричневый зеленоватый цвет высохшей растительности покрывшей все пространство вокруг до горизонта.

Это его прошлое, настоящее и возможно будущее. Он сам это пустынное поле такое же голое и нелюдимое, он каждая травинка шепчущаяся сама с собой долгими, холодными ночами и тщетно тянущаяся к слабому и скудному на тепло свету днем. Каждый камень и он сам посреди всего этого-все он.

Ему тяжело видеть это и вспоминать об этом. Видеть и вспоминать это не одно и то же, жить этим как одной большой и навязчивой идеей, которой не существует в природе, идеей которую придумал он сам, выбрав себе ту тропку из множества других. Если бы он знал. А если знал, то вернулся бы и выбрал другую? Но возвращаться далеко, дальше чем жизнь, дальше чем вечность его сознания и еще немного. Но она рядом нужно только отступить в сторону, сделать шаг и сломать бесконечный барьер вдоль которого он идет упорно сопротивляясь любой мысли об этом.

Гора. Большая и отвесная как высокая стена, словно скала нависающая огромными валунами над его головой. Дальше пути нет. Только скала. Исчезло поле, исчезли трава и холодный ветер, исчезло все кроме скалы и пропасти под ней. Надо подниматься иначе нельзя. Тем более там на другой стороне горы тепло и радостно. Там он опять станет тем, кем был раньше еще до выбора своего пути, и он это знает. Может, не так уж плох был его путь, и вот теперь он получит вознаграждение за свои мытарства. И поэтому он взбирается с неистовством отчаявшегося человека, человека которому осталась последняя преграда на его пути к счастью.

Долог и труден путь к достижению желанной цели, и усеян он кознями и ловушками, и покрыт он терниями миллионами крючьев вонзающимися в тело идущего приземляя и разрывая его возвышенные стремления. Ибо нет такой идеи которая смогла бы возвыситься не поранив свое благочестивое начало, и нет такой заветной мечты которая не изменилась бы при столкновении с реальностью.

Мучительно и трудно восхождение на отвесную скалу. День сменяет ночь, ночь сменяет день, здесь не существует времени здесь всегда одно и то же время по крайней мере для него. Безысходно долго длится это действо, утомляя своей монотонностью в бесконечном балансировании между опасным отчаянием и желанием все-таки достичь вершины любой ценой. В мозгу, словно мышь скребет желание остановиться и отдохнуть, оглядеться вокруг, обдумать пройденное, но нельзя.

Потому что даже при самом коротком замешательстве начинаешь скользить вниз отставая от своего желания подняться и наконец отдохнуть. Разбиты в кровь руки и ноги, из под стертых ногтей вылезают мозоли лопающимися волдырями поливающие острые выступы камней. Боль и ломота во всех суставах. Распухший от жажды язык перестает слушаться и давит на воспаленное горло сотнями иголок, вонзающимися при каждом глотке то горячего, то холодного перемешанного с пылью воздуха. Больно все, даже мысли вызывают боль. Любое движение, взгляд- это все боль.

Чувство сравнимое лишь с отчаянием иногда перебивает это доминирующее ощущение и заставляет двигаться дальше. Но сил остается все меньше и меньше пока наконец горячая темнота не поглощает все естество словно горячая ванна принимая замерзшее на морозе тело. Так тихо и спокойно уйти в себя, без малейших ощущений чего-либо, потому что тело отказалось чувствовать даже боль, а сознание растворилось как легкий дымок в бесконечном пространстве. Темно, только маленькая белая точка в далеком- далеком тоннеле подавала признаки еще не совсем угасшего сознания.

Он сломался, погас, растворился, исчез, умер, его больше нет... почти. Почти это еще не конец- это значит, что еще есть надежда которая, конечно же умирает последней. Постепенно приходя в себя словно пробуждаясь от долгой спячки он почувствовал изменения произошедшие в окружении. Вдруг стали появляться почки на скудных растениях росших среди камней, жиденькие кустики травы выглядели более зелеными чем раньше, воздух и главное сама гора стала более пологой, исчезли острые камни да и сама обстановка стала более дружелюбной. Окружение менялось на глазах. Но это ошибочно. Менялся он, изменяя свое отношение к происходящему действию. Мир не меняется, меняемся мы, кто-то подстраиваясь под него а кто возвышаясь над ним или как-то иначе.

Он не возвысился и не подстроился, он просто стал замечать, что уже давно взбирается на зеленый холм, покрытый пушистым ковром из трав и цветов, и что уже давно светит ласковое весеннее солнце. И в унисон этому в его душе так же рождается весна. Это случается. И отдавшись целиком этому чувству, он упоенно растянувшись наслаждался им как величайшим благом дарованным ему кем-то свыше. Наверное, это так и было, потому что мы не умеем рождать чувства мы можем ими пользоваться и иногда пробуждать их в других.

Так или иначе он был счастлив, и уже не стремился так сильно к той заветной вершине. Ему хотелось навсегда остаться в этой весне, ни куда не торопясь и ничего не преодолевая просто спокойно жить. Жить и радоваться этим снежно белым облакам, неторопливо проплывающим по бездонно-синему небу. Радоваться солнечному свету ласкающему его заледеневшее от невзгод сознание, и наконец радоваться своему неизвестно когда появившемуся отражению.

Он его заметил совсем недавно, словно оно появилось из воздуха, которым казалось, оно и было. Прозрачное и легкое как пушинка отражение было рядом с ним, то приближаясь то отдаляясь. Когда оно приближалось, он ясно видел в нем себя, но стоило ему быть несколько дальше, оно растворялось среди других окружающих красот. Постепенно он привязался к отражению, и чем дальше шло время, тем меньше он представлял себя без него. Возможно, откликаясь на его чувства, оно теперь всегда было рядом с ним, и к своей великой радости он уже совершенно не мог думать о дальнейшем, без того, что бы его отражение, не было рядом с ним. Прошло еще несколько времени, и они пошли вместе с ним. Пошли никуда, просто даря друг другу свое время. Ведь его много. Ведь все только начинается, только сейчас он начинает жить.

Он знал, что он будет делать дальше. Надо только перейти вершину этой горы и оказаться там. Там, где тепло и уютно. Там, куда он стремился, куда хотел попасть, карабкаясь по отвесной скале поливая кровью колючки и камни. Там, где они наконец будут по настоящему счастливы, они вдвоем. Но. Как бы не было хорошо, всегда появляется это «Но». «Но»- это как катализатор чего-то плохого и недоброго. Оно словно черное дополняющее белое. Ведь если бы было все только белое, оно перестало бы быть таковым.

Таковым делает его сама жизнь, время от времени вынося его как напоминание о себе. О себе как о периоде чего-то выходящего за рамки понимания. Это как этап, переходя из первого во второй, прекрасно понимаешь смысл последнего, но совершенно не представляя себе последующий. Это словно подножка внезапно подставленная жизнью и от тебя зависит сможешь ли ты устоять на ногах после этого или нет. Понять это можно, только представляя себе всю картину происходящего. Он не представлял себе, какую партию ведет его жизнь, направляя и координируя его действия.

И поэтому это «но» возникло перед ним, как что-то совершенно неожиданное, не укладывающееся в его сознании происшествие. Казалось бы, все должно было бы быть хорошо, но его отражение не могло существовать в другом месте. А без него он не мог. Не мог он так же оставаться здесь, хотя этого ему очень хотелось. И эта мысль так потрясла его разум, что он просто не выдержал, и потеряв равновесие, пошатнувшись сорвался вниз с этого холма. Ухватившись совершенно невообразимым образом за что-то, он все еще надеялся, что взберется обратно и все-таки достигнет своей желанной цели.

Тщетно. Казалось, что ничто не сможет его теперь удержать здесь. Даже его отражение стояло и отчаянно смотрело, как он постепенно скользил, оставляя глубокие борозды на траве, на которой почему-то снова начинали расти шипы. И которые казалось специально сталкивали его от туда. И вот уже не трава, а голые острые камни покрывают это место, чуждо и нелюдимо торчащие из некогда зеленого холма снова ставшего местом борьбы за выживание.

Жизнь может сделать процесс долгим и мучительным, постепенно сжимая, доводя своего подопечного до ничтожного состояния. Так же и он мог скользить долго-долго, постепенно растворяясь в этом процессе оставляя по частице на каждом камне. Но так случилось, что все сложилось иначе. Каким то чудесным образом ему удалось ухватиться за последний выступ, и повиснув в воздухе все еще карабкаться на верх. Но то, что должно случиться обязательно произойдет. Но не сейчас и не на этот раз. Есть такое понятие, где говорится о том, что надо бояться гнева терпеливого человека.

Он был терпелив, но очень устал, и поэтому силы все больше покидали его. Он устал бороться каждую минуту своего сознания. Бороться с тем, что жизнь потихонечку отрезает его от всего, что его может держать здесь. Словно она держит связку нитей, которыми он прикреплен к ней же самой. Раз и отрывается очередная линия, соединяющая его с миром. И как бы в отместку, возможно только из за своего упрямства, он делает усилие и приподнимается чуть выше. Снова обрыв и снова немного выше. Борьба может продолжаться долго. Это зависит от соотношения сил противников.

Но как можно бороться со своей жизнью? В любом случае исход предрешен. И как бы играя с ним. Она позволила ему вскарабкаться наверх. Думая, что он победил в этом поединке, но совершенно обессилев, выпрямляясь он увидел как уходит от него его отражение. Но, это же … Это была последняя. Последняя, которая заставляла его существовать, помогала бороться с трудностями. Последняя, которая сохраняла надежду на лучшее и не давала его разуму раствориться в боли. Это была последняя нить соединяющая его с реальностью.

Поняв это и приняв сей ход, он все-таки выпрямившись и медленно, совсем не торопясь и нисколько не задумываясь, раскинув руки в стороны, опрокинулся назад и уже больше ничего не держало его впереди. Это просто, как прыгнуть с высокого моста, привязанным резиной. Но резины не было, не было так же ничего, что соединяло бы его с внешним миром. Он просто ушел в себя. В голове как серпантин мелькали образы и действия.

Среди прочих, почему-то всплыл один наиболее ярко. Этого с ним никогда не было, и он не понимал, почему это случилось. Возможно, это могло произойти как-то и когда-то, возможно, он об этом думал или слышал, но это осталось только образом. В котором, он видел, как одна совершенно не знакомая девушка, шла по дороге прижимая к себе какую-то книгу. Была ночь, и шел сильный дождь. И никого не было на улице. Да, собственно говоря, и улицы-то и не было, а была скорее какая-то проселочная дорога, которая вела к огромному дереву. Которое раскинуло свои ветви над широкой поляной, закрывая его как огромный зонт. В его ветвях было нечто необычное, не похожее на обычные деревья.

Они словно переплетались между собой как змеи, извиваясь в каком-то странном танце, удивляя своей демонической природой. Озаряемая редкими вспышками зарницы очевидно от прошедшей, и уже удаляющейся грозы, девушка шла неторопливо, возможно раздумывая, стоит ли все-таки, ей идти туда. Но то, что она плакала, это он видел наверняка…

Неизвестно почему это видение всплыло в нем наиболее ярко, возможно это было какой то подсказкой. Но какой, и для чего? Это он не понимал. Возможно, это открылось бы ему впереди, там за чертой откуда нет возврата. И к которой он стремительно приближался. Правда уже совершенно на это не реагируя. Падать не больно. Это страшно, страшно когда перестаешь ощущать опору под ногами. Или когда настает момент, и ты понимаешь, что не удержался, и сейчас упадешь. Здесь настает момент истины, в котором понимаешь, что допустил какую то ошибку и теперь неминуемо настает расплата. Но это уже в прошлом, к этому он пришел не по ошибке, и нет того слова, которое могло бы передать его состояние.

… Никаких идей, никаких мыслей... Почему он это написал? Тихо и спокойно он лежал на своей кровати напоминавшей одр и думал об этом. Мыслей было много, но было столько же желания не думать обо всем этом. Перемешиваясь с мерным постукиванием капель дождя за окном его жизненные часы отстукивали приближение чего-то неотвратимого. Но ведь еще столько необходимо было сделать, еще столько идей роилось в его голове, но ощущение того, что это было никому не нужно совершенно убивало его. Кого интересовали его мысли и доводы. В конце концов кого вообще интересовала его жизнь. «Оставаясь один на один с самим собой, не забудьте позаботиться о своей безопасности». Это была его фраза, и сейчас она как никогда больше подходила к месту.

Страхи всегда приходят когда их боишься. Одиночества он боялся больше всего. И вот его время разделяет только ровный и блеклый свет проникающий сквозь шторы на окнах который запутываясь в сплетении рисунка протискивается в его комнату озаряя равномерным рассеянным светом всю его обстановку. С ним разговаривает только скрип пола да постукивание его печатной машинки. Но зато любой предмет в его окружении может его слушать и слушать. И сколько бы он ни говорил, и о чем бы он ни говорил, они всегда согласны с ним. Они первые и единственные свидетели и помощники в его жизни. Они словно часовые охраняющие и оберегающие его покой от всего мира. Которые по сути делают его заложником всего этого. Не будь их не было бы и его, но возможно при этом существовал бы другой человек.

Он же, только с другой жизнью, а может и нет. Возможно суть нашей жизни зависит от нашей оболочки которая притягивает к себе факты биографии. Факты из которых складывается, то что мы привыкли называть жизнью. И которые в конечном итоге так или иначе оставляют след на нас же самих. Взаимосвязь всего этого является уникальным для каждого человека. И она и только она, эта уникальность, делает нас такими разными и в то же время настолько похожими друг на друга. Что иногда посещают мысли о том, что все-таки вселенная в каждом из нас и во всех нас одновременно. Этой мысли для него было достаточно, и поэтому он уже не стремился изменять что-то в своей жизни. Зачем это делать не поняв самого себя.

А зачем необходимо было понимать то, что не поддавалось осознанию? Эти и другие мысли роились в его голове не давая наконец уйти от всего и отдохнуть. Это словно смерть колдуньи, которая не может просто так умереть не передав свой опыт кому-то еще. Так и он мучаясь от одиночества, но в то же время не желая его менять не мог наконец уйти от всего этого. Наверное именно по этому стремившись наконец к покою он и писал, о желанном приближении конца. Усыпляя свое воображение он так же погружался в теплую ванну словно замерзшее на морозе тело. С легким покалыванием, небольшим чувством онемения он тихо оттаивал приходя в себя от пережитого.

Сколько ему еще оставалось не знал никто. Да и знать собственно говоря уже не должен был никто. Никого не осталось. Только огромное поле поросшее небольшой растительностью и уже успевшей пожелтеть от прошедших дождей травой. Серое со свинцовыми тучами небо да легкий ветерок который уже не приносил никаких перемен. А только приближал наступление осени за которой следовала зима. Повторяя круговорот всего насущего и уже такого далекого.

Никаких желаний, никаких мыслей только тоненькая пульсирующая линия тихо и мерно растворявшаяся где-то за горизонтом словно…

12.01.2005 г
Админ +3 311 2 комментария

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх