поделиться в соцсетях

 

Любимые миниатюры

Автор
Опубликовано: 3423 дня назад (24 мая 2013)
Редактировалось: 1 раз — 21 сентября 2014
+5
Голосов: 5
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Любимые прозаические миниатюры
0 просмотров
Комментарии (36)
Мистра # 24 мая 2013 в 10:49 +2
Эндрю Э. Хант. "Благодарность"

Шерстяное одеяло, что ему недавно дали в благотворительном фонде, удобно обнимало его плечи, а ботинки, которые он сегодня нашел в мусорном баке, абсолютно не жали.
Уличные огни так приятно согревали душу после всей этой холодящей темноты…
Изгиб скамьи в парке казался таким знакомым его натруженной старой спине.
"Спасибо тебе, Господи, — подумал он, — жизнь просто восхитительна!"
0 # 24 мая 2013 в 12:49 0
Я вот прочитала миниатюру и мне вдруг подумалось: что правильнее - принимать жизнь такой, какая она есть и жить в согласии с окружающей действительностью, или же поддаваться чувству некоторой внутренней неудовлетворенности, заставляющей идти вперед и что-то свершать?
Мистра # 24 мая 2013 в 13:33 0
а как же золотая середина? Довольствуйся тем добром, которое имеешь, и приумножай его ^^
0 # 24 мая 2013 в 16:59 0
ммм... не, не катит) Довольствуйся - значит будь доволен, т.е. тебя все устраивает. А если и так хорошо, зачем напрягаться и приумножать? smile
0 # 24 мая 2013 в 13:53 +1
Чего-то не воспринимаю - как можно оказаться в одной из этих крайностей с чистым, незамутненным разумом.
Мистра # 24 мая 2013 в 10:50 +3
Джейн Орвис. "Окно"

С тех пор, как Риту жестоко убили, Картер сидит у окна.
Никакого телевизора, чтения, переписки. Его жизнь — то, что видно через занавески.
Ему плевать, кто приносит еду, платит по счетам, он не покидает комнаты.
Его жизнь — пробегающие физкультурники, смена времен года, проезжающие автомобили, призрак Риты.
Картер не понимает, что в обитых войлоком палатах нет окон.
Мистра # 24 мая 2013 в 15:10 0
Леонид Андреев. "Книга" Отрывок.

I

Доктор приложил трубку к голой груди больного и стал слушать: большое, непомерно разросшееся сердце неровно и глухо колотилось о ребра, всхлипывало, как бы плача, и скрипело. И это была такая полная и зловещая картина близкой смерти, что доктор подумал: "Однако!", а вслух сказал:
- Вы должны избегать волнений. Вы занимаетесь, вероятно, каким-нибудь изнурительным трудом?
- Я писатель, - ответил больной и улыбнулся. - Скажите, это опасно?
Доктор приподнял плечо и развел руками.
- Опасно, как и всякая болезнь... Лет еще пятнадцать – двадцать проживете. Вам этого хватит? - пошутил он и, с уважением к литературе, помог больному надеть рубашку. Когда рубашка была надета, лицо писателя стало слегка синеватым, и нельзя было понять, молод он или уже совсем старик. Губы его продолжали улыбаться ласково и недоверчиво.
- Благодарю на добром слове,-сказал он.
Виновато отведя глаза от доктора, он долго искал глазами, куда положить деньги за визит, и, наконец, нашел: на письменном столе, между чернильницей и бочонком для ручек, было уютное, скромное местечко. И туда положил он трехрублевую зелененькую бумажку, старую, выцветшую, взлохматившуюся бумажку.
"Теперь их новых, кажется, не делают", - подумал доктор про зелененькую бумажку и почему-то грустно покачал головой.
Через пять минут доктор выслушивал следующего, а писатель шел по улице, щурился от весеннего солнца и думал: почему все рыжие люди весною ходят по теневой стороне, а летом, когда жарко, по солнечной? Доктор тоже рыжий. Если бы он сказал пять или десять лет, а то двадцать - значит, я умру скоро. Немного страшно. Даже очень страшно, но...
Он заглянул к себе в сердце и счастливо улыбнулся. Как светит солнце!
Как будто оно молодое, и ему хочется смеяться и сойти на землю.

II
Рукопись была толстая; листов в ней было много; по каждому листу шли маленькие убористые строчки, и каждая из них была частицею души писателя. Костлявою рукою он благоговейно перебирал страницы, и белый отсвет от бумаги падал на его лицо, как сияние, а возле на коленях стояла жена, беззвучно целовала другую костлявую и тонкую руку и плакала.
- Не плачь, родная, - просил он, - плакать не нужно, плакать не о чем.
- Твое сердце... И я останусь одна во всем мире. Одна, о боже!
Писатель погладил рукою склонившуюся к его коленям голову и сказал:
- Смотри.
Слезы мешали глядеть ей, и частые строки рукописи двигались волнами, ломались и расплывались в ее глазах.
- Смотри! - повторил он. - Вот мое сердце. И оно навсегда останется с тобою.
Это было так жалко, когда умирающий человек думал жить в своей книге, что еще чаще и крупнее стали слезы его жены. Ей нужно было живое сердце, а не мертвая книга, которую читают все: чужие, равнодушные и нелюбящие.
Мистра # 25 мая 2013 в 20:08 +3
Брайан Ньюэлл. "Чего хочет дьявол"

Два мальчика стояли и смотрели, как сатана медленно уходит прочь. Блеск его гипнотических глаз все еще туманил их головы.
- Слушай, чего он от тебя хотел?
- Мою душу. А от тебя?
- Монетку для телефона-автомата. Ему срочно надо было позвонить.
- Хочешь, пойдём поедим?
- Хочу, но у меня теперь совсем нет денег.
- Ничего страшного. У меня полно.
Мистра # 26 мая 2013 в 19:32 +1
Black Hag. "Хрустальный мир"

Маленький хрустальный шарик на невесомой нити слегка покачивался и мелодично позванивал, соприкасаясь боками с соседями. По его поверхности пробегали радужные всполохи, а в глубине, в клубящемся жемчужном тумане, вспыхивали золотистые искорки. Хрупкий, придуманный мир. Он затерялся среди несметного количества окружавших его таких же миров.
Многие из них были огромными тяжелыми шарами и висели на золотых цепях. Другие, размером с бусинку, покоились на незримых ниточках.
Некоторые горели ярким негаснущим светом. Иные - тусклые и помутневшие, безжизненно оттягивали подвес, но в самой глубине, под слоем пепла и отчаяния, в них еще теплился маленький уголек надежды.
Ничто не может существовать вечно. Время от времени нить, цепь, паутинка - обрывались, один из миров падал и разбивался о глухую плоскость равнодушия. Осколки разлетались на огромные расстояния, раня одинокие отныне сердца. Огоньки, жившие в его глубине - умирали, жемчужный туман рассеивался серой пылью. Мгла, принимавшая в себя очередное крушение надежд, только посильнее запахивала свой призрачный плащ.
Искрятся, мерцают в бездонной черноте неба мириады звезд, далекие, недосягаемые миры. Кто и когда создал их, почему они существуют? Зачем?
Смотри - звездочка покатилась. Не загадывай желания! Чей-то мир умирает...
Мистра # 26 мая 2013 в 19:33 0
как будто сама с собой общаюсь...
0 # 26 мая 2013 в 19:36 0
Мистра, я аккуратно читаю все)) Просто комментировать не успеваю zst
Мистра # 26 мая 2013 в 19:38 0
КТО ЗДЕСЬ?! shock
0 # 26 мая 2013 в 19:54 +1
И я-я.
0 # 26 мая 2013 в 19:41 +1
Йа-ааа *заикается*
""
0 # 26 мая 2013 в 19:52 +2
и я, и я))
*мы твои молчаливые читатели*
проще задать вопросы, обозначить пункты, которые бы ты хотела обсудить.
Мистра # 26 мая 2013 в 19:55 0
да обсуждать может быть и не нужно, просто приятно, что нравящаяся мне проза нравится кому-то ещё ^^
0 # 26 мая 2013 в 19:58 0
нравится. "Окно" давно в любимых, про бездомного тоже супер и про мальчиков и дьявола. остальное понравилось меньше.
ну вот, все и повылезли из нор
Идущая по времени # 26 мая 2013 в 19:55 +1
И я часто прохожу...
0 # 26 мая 2013 в 20:02 +1
И я тут бегаю и почитываю
0 # 26 мая 2013 в 20:52 0
Ёж, ты очарователен)))
Korn Korvin # 26 мая 2013 в 21:06 0
Кыш кыш кыш... тортики со стола пропадают, чай кто-то тырит... кыш кыш кыш...
0 # 26 мая 2013 в 21:15 0
тебя глючит)
всё на месте
Канцлер из карцера # 29 мая 2013 в 19:16 0
Какие все молчаливые, прям как я.
Мистра # 25 октября 2013 в 11:22 0
Орешек

Жила-была в зеленом лесу прехорошенькая белочка, и все ее любили. И
летом белочка была рыженькая, а зимою, когда вокруг все белело, и она
одевалась во все белое - такая модница и раскрасавица! И зубки у белочки
были беленькие, остренькие, чудесные грызуночки, коловшие орехи, как
щипцами. Но, к несчастью, белочка была благоразумна, - да, да,
благоразумна! - и вот что из этого вышло, какое горе, какое несчастье: в
зеленом лесу до сих пор все плачут, когда вспоминают эту печальную историю.
Пролетал над лесом ангел с белыми крылами и увидел он белочку своими
зоркими глазами, и так она ангелу понравилась, что решил он сделать белочке
подарок: полетел в райские сады и сорвал там золотой орешек, какие бывают
только на Рождество на елке, и принес его белке-беляночке.
- Вот тебе орешек, милая беляночка, - сказал ангел, - скушай его,
пожалуйста, он прямо из райского сада.
- Благодарю вас, - вежливо ответила белочка, - я его потом скушаю,
когда вы улетите.
Ангел доверчиво улетел, а белочка стала размышлять, и вот что она
придумала: "Ну хорошо, ну съем я орешек, а дальше что? Нет, лучше спрячу-ка
я этот райский орешек, а когда придет в моей жизни черный день и трудно мне
станет добывать пищу, тогда я орешек и скушаю: всегда нужно быть
благоразумным, нерасточительным и бережливым".
Так прошло много лет и много зим, и не раз белочка соблазнялась
золотым орешком и даже плакала от аппетита, но кушать все-таки не стала -
да, да, не стала! Но вот наступили в белочкиной жизни и черные дни:
состарилась она, ножки скрючило от ревматизма, головка дрожит от слабости,
и уж не греет беленькая шубка, потертая, облезлая, скверная-прескверная.
- Вот когда я орешек-то скушаю, - сказала старушка-белочка, томимая
голодом, и достала из-под сухих листьев свое сокровище. Взяла в лапки и
полюбовалась. Полюбовалась и в ротик положила, в ротик положила - а
разгрызть-то и не могла: зубок-то уж не было у белочки - да, да, не было!
Пролетал над белым лесом ангел с белыми крылами и видит: лежит под
деревом, лежит под большим деревом мертвая белочка-старушка в облезлой
шубке, а в лапочках у нее золотой орешек, орешек из райского сада.
Нравоучение. Когда дают тебе, Коля, орешек, то тут же ты его и кушай.

Леонид Андреев
0 # 25 октября 2013 в 11:23 +1
какая чудесная мораль))
Мистра # 25 октября 2013 в 11:28 +2
мне очень ярко представилась старая, ревматичная белка с дрожащей головой
Идущая по времени # 25 октября 2013 в 11:29 0
Жалко белочку 0350
Идущая по времени # 25 октября 2013 в 11:33 +2
""
Мистра # 21 сентября 2014 в 09:22 +2
просто оставлю это здесь

Моя мать всегда утверждала, что пуповина, соединявшая ее с детьми, так никогда до конца и не была обрезана. И не успевал доктор Филобозян обрезать плотскую связь, как на ее месте тут же возникала не менее крепкая духовная. После моего исчезновения Тесси еще больше уверовала в эту фантастическую мысль. И теперь по ночам, лежа в кровати в ожидании, когда подействуют транквилизаторы, она клала руку себе на живот, как рыбак, проверяющий клев. Ей казалось, что она что-то чувствует. Она ощущала слабые вибрации. Благодаря им она знала, что я все еще жив, хотя и далеко. Она все это понимала по трепету невидимой пуповины, которая издавала слабые звуки, напоминавшие пение китов, перекликающихся друг с другом в глубине океана.

Средний пол. Е.Джеффри
0 # 21 сентября 2014 в 09:24 +1
0 # 21 сентября 2014 в 09:29 +2
*радостно хлопая в ладоши*
Ооооо, я вижу "Окно" Джейна Орвиса))) love

Еще мине нрава один миник из той же оперы
Алан Е. Майер — "Невезение"
Я проснулся от жестокой боли во всем теле. Я открыл глаза и увидел медсестру, стоящую у моей койки.
- Мистер Фуджима, - сказала она, - вам повезло, вам удалось выжить после бомбардировки Хиросимы два дня назад. Но теперь вы в госпитале, вам больше ничего не угрожает.
Чуть живой от слабости, я спросил:
- Где я?
- В Нагасаки, - ответила она.
0 # 21 сентября 2014 в 09:33 0
аыыыы laugh
0 # 21 сентября 2014 в 09:34 +1
Не знай, меня прям плющит от смысла))) crazy
0 # 21 сентября 2014 в 09:36 +1
Фата моргана...
Мементо мори...
*ударяется в меланхолические размышления*
0 # 21 сентября 2014 в 10:10 0
*принимая позу мыслителя Родена*
Пофилософствуем?)) crazy
0 # 21 сентября 2014 в 10:21 0
Коллега! drinks

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх