поделиться в соцсетях

 

Красивая или отвратная?

Красивая или отвратная?


Часть1. Герои против селфи.
 
— Нет, ну надо же такому случиться! – двери лаборатории резко распахнулись, и в коридор выскочил взъерошенный Ярик.
Он чуть не вышиб сигарету из руки Влада, который, как всегда, курил слишком близко от входа – чтобы иметь возможность, в случае чего, быстро вернуться, чтобы выключить прибор подавления магнитной …
 
Стоп, читатель! Вам пока рано знать, чем занимались в этой необыкновенной лаборатории обыкновенные молодые парни, любившие то, что и миллионы их сверстников – выкурить сигарету, выпить пива, прогуляться по ночному городу и зайти в ночной клуб.
А что? Все они были холостые, крепкие и веселые, но энергию свою оставляли тут – в помещении, где ровно гудели приборы и ничего интересного для постороннего глаза не было.
 
Влад развернулся и привычно оттолкнул Ярика, но не сильно, а шутливо – всем был известен заводной характер самого молодого сотрудника. Все также знали, что заводился он только по делу. Значит, что-то случилось!
— Они прислали почти такую же схему! – продолжал шуметь неугомонный Ярик.
— Надо посмотреть, — невозмутимо ответил Влад и подошел к светящемуся в углу монитору.
 
«Точно такой же схемой» оказалась диаграмма роста ментальных расстройств на основе охватившего все население от 6 до 40 лет увлечения селфи. К ней прилагались фото самых невероятных кадров- от сделанных в ванной или туалете до снятых в самых неожиданных местах. Например, в шасси летящего самолета или на подножке мчащегося в ночи поезда. Были даже снимки в брюхе разделанной акулы и с головой в пасти циркового льва. А сколько парашютистов, туристов, прыгающих со стен древних замков и башен… В социальных сетях вовсю создавались группы по обучению самому крутому селфизму. И все это сопровождалось гибелью или увечьем. Будто кто-то заколдовал молодых парней и девушек и бросал их под колеса машин, спускал в жерла вулканов, приковывал цепями к разбегающемуся перед взлетом «боингу». Короче, эпидемия была налицо.
Но следующим файлом шел шифр какого-то прибора, сопровождаемый мутным изображением — якобы «они» уже придумали и создали свое секретное устройство.
 
А наша лаборатория как раз и занималась разработкой магнитно-резонансной установки, которая могла бы быть установлена в самых опасных местах, подобно тому как устанавливают камеры наблюдения. Предполагалось, что она будет посылать импульсы, воздействующие на мозг молодых людей, подавляя их энергии и вызывая сонливость и равнодушие. В таком состоянии им не придет в голову «фоткать» себя.
Конечно, наши герои в душе понимали этих шалопаев. Не все могут заниматься спортом и разрывать грудью финишные ленточки. Пора уличных и дворовых стычек тоже ушла в прошлое. Где человеку прославиться, как выделиться? Конечно крутое селфи!
 
Теперь о том, кого Ярик назвал «они». Это была конкурирующая фирма. С одной стороны, те могли прислать уже запатентованную схему, чтобы похвастаться, сказать свое «факью» нашим героям, с другой – были способны и на «дезу», чтобы спутать их карты. Кажется, именно это, второе, и произошло…
На коротком совещании было решено отправиться на переговоры живьем – тем более что у «них» в штате были девушки.
Пойти туда, в логово врага поручили самому спокойному, даже можно сказать – хладнокровному юноше – Архипу. За плечами у него было несколько гражданских браков, так и не перешедших в реальные, поэтому друзья считали его особо стойким к женским чарам. Значит, дело не завалит.
 
2. Герои против смерти.
 
На следующий день, после предварительных звонков босса, в которых тот туманно намекнул про якобы интерес нашей лаборатории к «их» достижениям, «они» согласились встретиться.
Местом встречи послужило кафе «Царь-пирог», где неплохо кормили, и к тому же были отдельные кабинеты – за ширм-пакетами.
Их было трое – два парня и девушка.
— Интересное сочетание, — подумал Архип. И пожалел, что не взял с собой Влада – тот был ему по нраву, по характеру такой же сдержанный, сосредоточенный на главном. – Значит, девица призвана отвлекать мое внимание, чтоб я в чем-то проговорился. Или она, как и все женщины, будет замечать мелкие детали разговора? А парни? Хотят узнать что-то новенькое или будут «пудрить мне мозги» своими рассуждениями?
 
Не успели они сесть за столик, как на улице завыла сирена. Мимо проносилась «Скорая помощь». Парни так и подскочили, а потом, на ходу вынимая мобильники, бросились из кафе. Девушка осталась. Архип решил не говорить с ней ни о чем, пока парни не вернутся.
 
Они сделали заказ. Архип заказал блюдо дня – форель под апельсиновым соусом и аперитив. Девушка – мороженое и салат из ананаса со взбитыми сливками. Архип представился, назвав свое имя, а девушка, загадочно улыбаясь, сказала:
— А я пока не скажу своего имени. Может, когда-нибудь ты его и узнаешь.
— Я не люблю, когда со мной играют в кошки-мышки, — сухо отрезал он и приготовился уйти.
— Ну что вы, — сказала девушка мягким голосом и искоса посмотрела на него. В ее глазах ему почудилось что-то странное: манящее и в то же время жуткое. – давайте поговорим – не зря же мы бросили свои дела и пришли сюда. Значит, так должно было быть.
 
— Расскажите о себе,- неожиданно для себя сказал Архип. Когда-то он работал в одной фирме, проводя собеседования при приеме на работу, и этот штамповый вопрос засел у него в голове.
Показалось, что девушка только того и ждала. Подбирая ложечкой ломтики ананасов и смешивая их с мороженым, она принялась рассказывать.
— Не помню, где я родилась. Вернее, что-то такое говорили, но…как-то прошло мимо. Вероятно, я просто об этом не задумывалась. Я всегда была очень одинока, хотя вокруг было много людей. Меня тянуло к ним, и они откликались на мою симпатию, но что-то их в конце концов отталкивало. Во мне? Да. Наверно, они мне не доверяли. Хотя были внимательны, даже галантны.
Вспоминаю, как плыли мы на корабле в какую-то страну, то ли в Австралию, то ли в Бразилию. Мне это было неважно. Я получала удовольствие от самого путешествия. Представьте: прозрачно-синие волны, солнце, пляшущее на поверхности моря и далекий-далекий горизонт, так что его и не видно. Море как будто выгибалось дугой, закрывая своей красотой все, что напоминало землю. Потому что земля для корабля-это конец пути, конец свободе, ветру в парусах и чему-то жутковато-щемящему. Риску не вернуться, быть может?..
Публика на корабле подобралась разная, и это мне, как всегда, казалось интересным. Люблю наблюдать за людьми, присматриваться к их характерам, гадать, что заставило их шагнуть на палубу вместе со мной. Мне нравился один господин, в солидном сюртуке и шляпе, с тросточкой.
 
— Как будто роман пересказывает, — подумал Архип, но прерывать рассказчицу не стал.
 
Она продолжала:
— Всё говорило о том, что он из высшего общества и не беден. Ему кланялись, сам капитан обнимал его, люди расступались, когда он проходил по палубе. А ему, казалось, все это будто бы надоело — и публика, и внимание, и даже прекрасная погода. Проходя мимо меня, он приподнял свою шляпу и поклонился. Я не была удивлена — так делали все. Ведь я была красива, беззаботна и весела. Но при этом мне было не жаль ни этих кавалеров, ни их жеманных спутниц.
Матросы занимались своей обычной работой сновали по реям, проверяли шлюпки, мыли камбуз, поливали водой палубу. И только я знала, что скоро им придется надеть чистое белье. Они всегда так делают, когда я приближаюсь. Почитают, хотя и боятся. Так было в каждом моем путешествии.
 
При этом откровении Архип насторожился и попытался взглянуть на собеседницу. Она, как назло, в это время отвернулась и глядела в окно на людей, которые проходили мимо кафе. Ему показалось, что она как-то недобро улыбается. Но потом она опять повернулась к нему, и лицо ее засияло.
 
— Мне часто снится, что я – это не я. А, например, рыба. Акула. Плаваю в море, гоняюсь за рыбами, вдыхаю аромат водорослей. Вы говорите, они не имеют аромата? Как же, а запах йода? Так пахли бинты на голове человека, который лежал на моих руках после драки в таверне. Я легонько дула ему в лоб, и он затихал. Все думали. Ему становится легче. Но я знала, что он — мой.
На это раз, на корабле, мое внимание привлек пловец в маске и ластах. Удивительные создания эти люди — презирая природу, они не могут придумать ничего лучше, чем то, что создано ею. Эти ласты, например. Именно из-за них пловец так легко скользил среди водорослей, но я знала, что в них можно легко запутаться… И тут уж было мое торжество! На вкус он лучше привычной мне рыбы.
 
Архип подумал, что ему послышалось! Пловцы вкуснее… рыбы? Он решил поинтересоваться, что странная рассказчица имеет в виду, но она остановила его вопрос легким движением руки:
— Имейте же терпение, я не закончила свой рассказ.
— Говорит, как море шумит, — подумалось ему, потому что он начал дремать под уютное воркование девушки. Она словно почувствовала это.
 
— Я еще не рассказывала вам, как мне нравится взбираться в горы? Карабкаться вслед за самыми сильными и молодыми, любоваться их упругими телами, заглядывать им в лицо? Выражение решимости и торжества видела я на этих лицах. Ни тени сомнения или страха. Они даже не чувствовали, что я рядом. Вот это было красиво! Да нет, не то слово. Это было шикарно!
А влюбленные? На крышах многоэтажных домов? На обрывистом берегу? На краю пропасти? «Давай возьмемся за руки, и…» Бедные дети! Им кажется, что это просто так, попытка проверить себя. Что придет другая жизнь, это только первый уровень, который надо пройти… Этих даже мне жаль. Но я ничего не могу для них сделать. Они это решили сами.
И вот только когда люди ведут войну, я теряюсь. Я просто не успеваю понять, что произошло. Только что молодой, почти юный и румяный солдат держал в руках оружие, и вот он уже лежит, заливаясь кровью.
Нет, это не по мне. Просто какой-то конвейер! Люди поставили это на поток. А я люблю чтоб было красиво. Для меня это прежде всего искусство. Безмятежные лица влюбленных, мечтательно раскрытые глаза, которые в воде кажутся еще огромнее и притягательнее, сурово сжатые губы и обветренные скулы там, у подножия горы, счастливо улыбающиеся, как будто освободившиеся от боли и страданий лица больных, спокойные и непроницаемые лица тех, кто все в жизни испробовал и оставил своим близким немалое состояние, не зная, что оно пойдет прахом.
 
— Ради бога! – воскликнул он, — кто Вы?
— Неужели вы не догадались? — с ласковым смехом спросила она. – Я знаю, что Вы ищете спасение для молодых людей, заразившихся вирусом селфи. Не старайтесь – я уже постаралась за вас. Разгар эпидемии впереди – вы ничего не успеете сделать. Да и нужно ли?
— Вы считаете это нормальным? Гибнут сотни людей, скоро счет пойдет на тысячи! – вскричал Архип, вскакивая из-за стола.
 
— Ну вот, еще один ничего не понял, — вздохнула его спутница, выглядывая в окно. Там раздавались сигналы уже нескольких машин «Скорой помощи», ехавших в разных направлениях. — А ведь это так красиво – получается прощальное фото на память!
 
И она растворилась в воздухе, помахав рукой своему отражению в большом зеркале на стене кафе. В ответ из зеркала никто не помахал…
 

Рейтинг: +9 Голосов: 9 349 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх