поделиться в соцсетях

 

Зона! С днем рождения!

13 апреля 2016 - Ля Фам

ДЕНЬ 102

— … в случае же, когда в слове, образованном от глагола, наблюдается приставка, в полной форме можно смело писать две Н, совсем другое дело, если это слово употреблено в краткой форме нежное воркование докладчицы сменилось истошным воплем Стой! Стрелять буду!


Рука действительно метнулась к кобуре, на всякий случай уже расстёгнутой, кольт мгновенно был выхвачен, беглец  взят на мушку; Зрение, утраченное ещё 20 лет назад, восстановилось на Зоне на 7 сутки. Даже в темноте Ля Фам иногда, словно рысь, видела движущиеся предметы, чему не могла нарадоваться.


— Чпок! губами Ля Фам издала звонкий шлепающий звук, имитируя выстрел, затем убрала кольт обратно в кобуру и выудила из кармана кожаных лосин блокнотик. Номер тридцать четвертый. Графа не дослушал». Э-хе-хе, что-то добрая я стала: теряю хватку. То ли дело в самом начале она мечтательно вздохнула, подкатив глазные яблоки так далеко, что на какой-то момент стала походить на мутантов, населявших Зону.


— Стоп, а когда это было? Тут у нас, на Зоне, со временем так странно: вот не могла же я за пару-тройку месяцев сойтись накоротке с таким количеством людей, хотя я, конечно, коммуникативно порывистая, но не до такой же степени!


Так бормотала она, разговаривая сама с собой, и перемещалась практически с закрытыми глазами по своему любимому болотистому квадрату Зоны, в котором изредка попадались лишь чахлые елочки да трухлявые пеньки. Москиты облепили её поверх ковбойского платка, под видавшим виды стетсоном нещадно чесались отросшие корни русых волос: с удобствами в этом квадрате было туго. Зато кольт был надраен, и рука привычно покоилась поверх кобуры: быть на стрёме стало обычным состоянием когда-то нежной, как трепетная лань, Ляли Фа.


Ляля Фа так долго носила это имя, что уже с трудом вспоминала своё настоящее, паспортное. Молодость Ляли пришлась на то время, когда со всех сторон доносилось хитовое « Ля-ля-фа  эти нотыыы-». Что-то в этой песне настолько трогало её энциклопедически устроенное сознание, что она тут же начинала подпевать писклявым, как у всех низкорослых особ, голосом, да так жалобно, что будь у неё протянута рука, в неё бы точно складывали монеты, лишь бы она замолкла. Так к ней и приклеилось это Ляля Фа.


Она было попыталась соскочить с приклеившегося прозвища и представлялась другой нотой  Си, потом утверждала, что она Аджика, выкатывая серые глаза и встряхивая белокурой причёской, изображая таким образом горячий южный темперамент, но народ было не обмануть: призрак хитового « Ля-ля-фа» веял над этой в принципе непримечательной и сентиментальной дамочкой, так что изысканное « Си» и темпераментное « Аджика» сползли с неё, как китайский лак, обнаружив свету Лялю Фа.


Прозябала она по всем статьям: раз в месяц устраивала сама себе экзамен по русской орфографии. С чувством напоминала, что уж замуж невтерпеж надо бы без Ь, что особ с энциклопедическими знаниями могут, конечно, ненавидеть и обидеть, но надо терпеть и все равно писать с буквой Е

 

Так и продолжалось бы её скромное житье-бытьё, если бы однажды не обнаружила она у себя в почтовом ящике клубную карту и приглашение на Зону. Ляля, как все филологички, насторожилась, прочитав слово "Зона", и едва ли не в первый раз в жизни вместо "Ля-ля-фа" стала подвывать "Из нашего кичманыма сбежали два урканына...", но спохватилась. К указанному адресу шла настороженно. Единственное, что её несколько успокаивало,  это то, что конспиративная кличка Франсуазы, приславшей карту и приглашение, выглядела респектабельно и с претензией на аристократизм- Ну хорошо, не на аристократизм! На потомственную на буржуазию или даже богему.


По указанному адресу обнаружилась шикарного вида дверь, наглухо задраенная. На робкий стук никто не ответил, Ляля осмелела и постучала громче, наконец, оглянувшись и поняв, что её никто не видит, стала ломиться, как раненый лось, и обнаруживать обширные познания в области не совсем литературных пластов русской лексики. Дверь осталась безучастной. "Лохотрон",  изрекла она и вернулась к привычному образу жизни, да-да, прозябанию.


Что почтальон звонит дважды, Ляля слышала, но никак не относила себя к числу людей, которым придётся в этом убедиться. Через полгода в ящике вновь лежала клубная карта и приглашение на Зону. Ляля, почти что насвистывая "Голуби летят над нашей Зоной", без особой надежды пнула уже знакомую дверь, как та легко поддалась и отворилась- Ляля осторожно шагнула за порог- Что-то могучее (она решила, что почти такое же, как великий русский язык) всосало, оглоушило филологичку и повлекло с ураганной силой внутрь огромной воронки. Ух ты!  успела она восхищённо в полуобмороке изречь, прежде чем окончательно погрузилась в странные видения: впервые в жизни ей явились Пушкин с Гоголем под ручку, Пушкин пробормотал: "Charmante", Гоголь панибратски подмигнул-
Очнулась Ляля на мансарде. Пейзаж был словно срисован с фламандских полотен. Неуловимо чувствовалось что-то европейское и в склонившейся над ней прелестной даме. На груди её бесчисленными гранями переливались несколько ниток чешских бус. Глаза внимательно изучавшей её женщины светились поразительным умом и легкой иронией.


— Добралась?  спросила она Лялю на прекрасном русском языке хорошо поставленным приятным голосом  Не торопись вставать, Ля Фам, такие новости лучше всего выслушивать лёжа. Во-первых, никаких Ляль! Притворяться здесь натуральной блондинкой не получится: Зона каждого выводит на чистую воду, так что не трать драгоценные силы и время. Теперь ты Ля Фам, запомни. Во-вторых, мы долго следили за тобой и проверяли тебя, прежде чем впустить на Зону и доверить тебе миссию. Ах, да! Ты же ещё не знаешь. У тебя есть миссия в этом месте, если ты, конечно, научишься здесь выживать.
Женщина прищурилась, тщательно изучила вытянувшееся лицо новоокрещённой Ля Фам и сказала сама себе:  


— Должна выжить, мы с Элис не могли просчитаться...
Услышав, что незнакомка разговаривает сама с собой, Ля Фам почувствовала что-то такое родственное, что едва не разрыдалась от облегчения, но, напомнив себе, что ЖИ-ШИ пишется с И, моментально взяла себя в руки и продолжила слушать.


— Квадрат тебе достался, не буду скрывать, без удобств. Для начала тебе надо пристрелить одного зарвавшегося стрелка- Кстати, Ля Фам, так можно говорить: пристрелить стрелка?  легкая ирония вновь промелькнула в глазах хозяйки мансарды. Было очевидно, что ответ давать не требуется.


— Но у меня миопия средней степени, и я только по мишеням из пневматической винтовки в тире стреляла.  начала возражать Ля Фам.  В детстве!


— Без паники! Зона тебя выбрала


Хозяйка мансарды щёлкнула пальцами в воздухе из ниоткуда материализовался лист из зачётки Ляли Фа.


— Античная литература  зачёт. Зарубежная литература  отл. Сравнительное языкознание  отл. Введение в литературоведение  зачёт. Современный русский язык  отл. Немецкий язык  отл. Дипломная работа "А. Блок и европейская литература"  отл. Общая психология  удовл.  сбивчиво прочитала Ля Фам и покраснела.  Я нормально отвечала, эта тётка сама какая-то сумасшедшая! Я исследование сделала, Эриха Фромма переиначивала для нужд психологии-сама-


— Зона всё знает, успокойся. Вернёмся к твоей миссии. Русский любишь?


Патриотическая слеза мелькнула в правом глазу Ля Фам, как подброшенная, она вскочила и с чувством начала декламировать:


— Я русский бы выучил только за то- Хм, нет, не то!
Мы знаем, что? ныне лежит на весах
И что? совершается ныне.
Час мужества про? бил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова.
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесём,
И внукам дадим, и от плена спасём
Навеки!


Хозяйка мансарды одобрительно улыбнулась, вытащила из прелестного комода, что стоял поблизости, кобуру и вложила её в руки Ля Фам.


— Ну, молодец, в точку прямо попала: и про час мужества, про не страшно под пулями мертвыми лечь, и про спасем русское слово. Чувствуется, что по-честному оценки в зачётку получала. Собственно в этом твоя миссия и заключается: встреченным на Зоне читай краткий курс юного филолога. Держи руку на кольте, слушай Зону. Са Ши Ко, если что, забросит тебе ориентировку на стрелка. Встретишь Башкирского кота, курс ему не читай, он на льготном положении. Ну, с Богом, Ля Фам, иди, Зона ждёт!


— Подожи-те.
— Подожди, мягко, но настойчиво поправила её очаровательная дама.
— Подожди, мы же не познакомились.
— Да чего тут канитель разводить. Ты  Ля Фам. Я  Кассандра. Все, что нужно, я о тебе знаю. Зона  бесконечное информационное поле. Я и ты  все мы  части огромной матрицы. Очень скоро ты поймешь, что информация о человеке к тебе сама приходит.


Чуть не забыла! Держи артефакт  справочник по грамматике русского языка.
Так Ля Фам стала на Зоне хранителем справочника и вещателем прописных истин про ЖИ-ШИ, Н и НН, НЕ и НИ и Бог знает ещё чего.


Обычно она лежит в засаде за болотной кочкой прямо посреди отведенного ей квадрата. Как только зазевавшийся путник забредает в это гиблое место, она издает леденящий душу победный крик, видимо, путая ковбоев с индейцами, выпрыгивает из-за своей кочки и голосом чревовещателя начинает читать справочник. Редкий смельчак выдерживает, нет, не Ля Фам, справочник (сила этого артефакта столь велика, что, летя над ним, сбиваются с курса перелётные птицы), большинство жертв грамматики торопливо убегает, обещая зайти в другой раз, зазевавшиеся же обречены дослушивать до конца курс юного филолога. Очевидцы утверждают, что после этого курса у многих появляются седые волосы.
Квадрат открыт для всех, а Ля Фам, припав к земле Зоны, чутко слушает: не приближается ли кто.

Может, на этот раз к ней идешь именно ты...

Рейтинг: +9 Голосов: 9 536 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх