поделиться в соцсетях

 

Часть 1. Выбор героев.

19 сентября 2016 - Гардемарин

Одинокий всадник, неспешно проезжающий по улицам Кхаванна, темным и пустынным, всегда должен быть готов  к тому, что его посчитают легкой добычей грабители, до сих пор полностью не истребленные грозным герцогом Диланном Кхаваннским — комендантом города — и грозой местных преступников, которые дали ему прозвище Праведник, раз и навсегда приклеившееся к нему.

Поэтому столь редко можно увидеть на окраинных улочках и переулках одиночек, рискующих жизнью и капиталами, вроде того, что верхом на гнедом скакуне неторопливо пересекает смертельно опасные кварталы, словно едет по самым безопасным местам, где-нибудь в столичном граде Энованне.

Впрочем, всадник вовсе не выглядит легкой добычей, о чем сообщает и его наряд, состоящий из кольчуги, шлема, нагрудного щитка, поножей, длинного толстого плаща из волчьих шкур, а также острый меч – алас, висящий на боку. Вид всадника также не располагает к нападению: хмурое лицо, настороженные глаза, рука, лежащая на эфесе, готовая рвануть клинок из ножен в одно мгновение.

Внимательные к таким деталям глаза следили за ним из темноты переулков и тупиков, но никто не решался ввязаться в схватку с хорошо защищенным и вооруженным противником, который к тому же был в более выгодной позиции благодаря коню. Те немногие, кто узнал всадника, тихо радовались своему благоразумию, поскольку  в мастерстве владения мечом он не знал равных на просторах между озером Илач и западными степями Аланну.

Близилась ночь, и ветер гнал по небу рваные клочья облаков, очищая небосклон от последних признаков недавнего дождя. Кусты эндигимы – колючего кустарника с сильным пряным запахом цветов – трепетали, словно крылья птицы, жаждущей взлететь в небо, но неспособной летать. Эндигима — символ Западной провинции — и даже попала на гербы многих вельмож. 

На  восточном горизонте медленно восходила Ниаланна — золотая луна Сидинна, наполняя воздух своим волшебным светом. Аракхэн, Дневной Светильник, посылал последние лучи своей возлюбленной Ниаланне, с которой был разлучен по воле Аланну, верховного бога и Повелителя всего живого, во времена чистого света, задолго до появления людей.

Тем временем всадник свернул на улицу, ведущую в центральную часть города, населенную знатью, где частые разъезды патрулей не позволяли грабителям совершать свои темные дела столь же дерзко, как и на окраинах. Широкая и длинная, названная в честь харлакха[1] Эранна I Освободителя, эта улица достигала центра города, и упиралась в площадь Реставрации, где в середине возвышался дом герцога Диланна.  

Всадник не доехал до площади, а спешился у ворот фамильного дома графов Илач-Даанских, владеющих землями на берегу озера Илач, к югу от Кхаванна. У ворот его встретили привратник и конюх; первый почтительно  отворил ворота, а второй увел под уздцы усталого коня. Дверь в дом ему открыл чопорный дворецкий и звучно произнес:

 -  Добро пожаловать домой, молодой господин! Матушка ждет вас у себя.

 -  Рад тебя видеть, Алвенно! – ответил тот.

Шлем отброшен в сторону, и подобран лакеем, а лицо юноши, освещенное многочисленными масляными лампами, теперь можно разглядеть без труда: на вид ему лет двадцать пять, волосы светлые, вьющиеся на концах, достигают плеч; глаза черные, как безлунная ночь, нос прямой, с горбинкой, тонкие губы и узкие скулы, округлый, но широкий подбородок, словом, ярко выраженный аристократический облик человека, в чьих жилах течет частица королевской крови. Свое имя – Арегонн – он получил в честь харлакха Арегонна Великого, правнуком которого являлся по линии своей матери.

 Юноша поднялся на второй этаж и постучался в дверь покоев, занимаемых его матерью. Получив разрешение войти, Арегонн незамедлительно воспользовался им, и подошел к креслу, в котором сидела графиня. Она подняла голову от вязания и, увидев сына, тепло улыбнулась:

  -  Здравствуй, мой мальчик, как славно, что ты подоспел к ужину. Как поживает твой отец?

  -  Здравствуй, мама. С отцом все в порядке, он шлет тебе привет. Завтра он проводит внеурочный смотр своей дружине. Разведчики Арренна Семла сообщают о перемещении полков Ронобея к западной границе. С  Ронобеем у нас мир, но, как любит повторять отец: прежде чем сделать шаг, оглянись.  

  -  Очень мило с его стороны,  -  ответила она слегка недовольным тоном, -  а когда он сам приедет, ведь он обещал еще месяц назад?

  -  Гм, он просил меня извиниться перед тобой за него, и обещал приехать, как только все уляжется.

  -  Хорошо, поговорим об этом позже,  -  решила графиня,  -  а сейчас пора ужинать. Пойдем. 

За ужином они в основном молчали, лишь изредка обмениваясь ничего не значащими фразами, пока лакеи меняли блюда на столе. Сразу после ужина Арегонн извинился и ушел в свою комнату, сославшись на усталость.

На самом деле поездка совсем не утомила его, верховая езда была его страстью, но это позволяло ему избежать разговора с матерью, который был бы очень и очень непростым. События, заставившие графа нарушить обещание, были более серьезными, чем Арегонн сообщил матери.

Перемещения войск Ронобея ближе к границе с Аланну могут не означать  намерения вторгнуться в пределы державы, а могут и означать, и тогда война неизбежна. Он также не стал говорить матери о том, что отец поручил ему доставить срочное сообщение в Энованн, харлакху Эдоранну II, о событиях на границе, и что утром он сядет на корабль, который доставит его в Уруванн, где ему придется искать судно, идущее в столицу.

Сообщение о неожиданном отъезде сына причинит ей боль, но лучше уехать тайком, чем рассказывать все матери, пугать ее известиями о грядущей войне, которой, возможно, даже не будет. Томимый этими мыслями, Арегонн лег спать далеко за полночь, несмотря на то, что вставать ему нужно было с солнцем.

Утром его разбудил лакей, специально уведомленный накануне о том, что молодой господин желает встать пораньше. Умывшись и наскоро перекусив, юноша отправился в конюшню, где его уже ждал взнузданный конь. Вскочив в седло, Арегонн протянул конюху запечатанное письмо, наказав передать его дворецкому, после чего дал коню шпоры.

От дома до пристани, где стояли у причалов корабли, юноша доехал за полчаса, и почти столько же подыскивал себе судно, способное добраться до Уруванна в кратчайшие сроки. Капитан военного судна «Эрианн»[2] после предъявления Арегонном особой бумаги с печатью и подписью графа Реванна де Граанна, Командующего Западной Армией, без вопросов взял его на борт своего корабля, и предоставил лучшую каюту. Устроившись со всеми доступными удобствами, Арегонн поднялся на палубу, и взглянул на удаляющийся со значительной скоростью город, медленно тающий в мареве, висящем над озером Илач.

Тогда он еще не знал, что покидает родной дом надолго, что впереди у него  немало дорог,  и нехоженых троп, встреча с новыми друзьями, и врагами тоже, битвы и приключения в далеких краях. Но если бы ему кто-нибудь поведал об этом, то и тогда он не повернул бы назад, не устрашился тягот и трудностей пути, куда бы тот ни вел его. А впереди его ждут: и долгое путешествие, и открытия, изменяющие мировоззрение, и ответственные поручения,  и поиски смысла, и даже видения будущего.

Он должен измениться, сильно измениться, чтобы лучше понять мир, в котором живет, но пока под ногами его лежит дорога, он не сойдёт с пути. Как сказал безымянный мудрец: дорога не трудна, пока крепок дух…

 

1 — Титул правителя державы.  (прим. авт.).

2 — «Скакун волн»  (прим. авт.)

 

Глава 1. Путь в Энованн. Отрывок №1.

Похожие статьи:

ПрозаГлава 1. Путь в Энованн. Отрывок №2.

ПрозаГлава 1. Путь в Энованн. Отрывок №3.

ПрозаГлава 1. Путь в Энованн. Отрывок №1.

Рейтинг: +6 Голосов: 6 690 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх