поделиться в соцсетях

 

Искатель. Становление героя (черновик). Глава 25.

8 августа 2016 - Гардемарин

  Искатель. Становление героя (черновик). Глава 24.

 

 

 ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ. МЕЧ И ДОСПЕХ
    
    
    Время замерло, растекшись по залу липкой субстанцией, сковывающей движения. Никто не в силах был пошевелиться, завороженный той картиной, что представала взору в самом центре зала: Последний Властитель и Велимир скрестили оружие.
    Двуручный палаш и Хлыст Божий сыпали искрами, соприкасаясь друг с другом, но ни тот, ни другой не имели пока перевеса. Впрочем, меча равного легендарному оружию Детей Христовых было не сыскать на всех просторах Сумеречной стороны. Но был и другой способ совладать с ним. Броня Отрицания, облегавшая тело Последнего Властителя.
    Некогда Эванд Темный Кузнец замыслил сковать доспех, способный противостоять оружию, освященному в часовнях и храмах Всесвятых. Он взялся ковать его, но прежде чем он изготовил половину брони, о его замысле прознали кузнецы при Главном Храме Всесвятых, Араний, и Сидур. Тогда, чтобы разрушить его планы, они выковали в пламени горы Фелинакс меч, названный ими Хлыстом Божьим — меч, способный пронзить даже тот могучий доспех.
    Но и Эванд Темный Кузнец вызнал о клинке, способном разрушить все его планы. И тогда он вковал в стальные пластины несколько древних артефактов, усиливших доспех, прозванный Броней Отрицания. Кроме того, легендарный кузнец предусмотрел в конструкции доспеха хитроумную ловушку, которая в случае соприкосновения с Хлыстом Божьим должна была уничтожить его.
    Ничего не знавший об этом юноша продолжал отбивать натиск лорда-призрака, с каждой минутой становившегося все материальнее, обретая все большую мощь, но одновременно становясь уязвимее. Шаг за шагом воскресший властелин теснил Велимира, взмахи палаша становились все более широкими, а удары все более тяжелыми.
      Вот юный герой оступился, и едва отразив коварный взмах палаша, упал на пол, не сумев удержаться на ногах. Торжествующий крик вырвался из груди лорда, и сделав шаг вперед, он высоко вскинул оружие, намереваясь пригвоздить юношу к полу, как прикалывают бабочек с помощью булавки.
    Звонко в тиши тренькнула тетива арбалета  в руках Елиххия, стальной болт блеснул в луче солнца из высоко расположенного окна, и вонзился в правую руку Последнего Властителя, заставив того сдержать удар, направленный на  юношу. Велимир откатился в сторону, выскользнув из-под удара, и вскочив на ноги, одним махом перерубил палаш у самой рукояти, обезоружив врага.
    Прежде, чем потрясенный случившимся лорд успел хотя бы пошевелиться, юноша размахнулся, и, быстрым выпадом, по рукоять вонзил клинок в грудь мертвому владыке, пробив Броню Отрицания насквозь. Дернув Хлыст Божий назад, Велимир обнаружил, что лезвие зажало элементами конструкции доспеха, сразу же после удара сместившимися и накрепко заклинившими клинок.
    Чьим велением в сознании юноши возникла мысль о необходимости отойти подальше от пронзенного противника, не мог сказать и он сам. Ощущение опасности заставило его отступить на десяток шагов назад, дальше он уже не успел отодвинуться.
    И в этот миг Хлыст Божий засиял по всей своей длине, и бесшумно взорвался слепящим белым пламенем, застившим глаза всех, кто находился в зале. Велимира отбросила назад на несколько метров волна огня, но он успел заслонить лицо, и обжег только кисти рук. Когда же он сумел открыть глаза, в том месте, где высился Последний Властитель, было только огромное выжженное пятно.
    Хлыст Божий был уничтожен коварной Броней Отрицания, но мощь, разрушившая его изнутри, была столь велика, что унесла с собой и саму Броню вместе с телом носившего ее лорда. Так был повержен Последний Властитель давно сгинувшей Империи. А с ним исчезли и все призванные им существа.
    

     На подгибающихся ногах, слегка пошатываясь, Велимир приблизился к распростертому на холодном полу зала степняку. Неподвижно лежал славный боец, с опаленным лицом, и обожженным телом, но юноше не верилось, что его друг мертв. Он негромко позвал его:
— Хасан! — и веки павшего шевельнулись, а сам он медленно открыл глаза.
    Миг — и юный герой опустился на колени перед едва дышащим товарищем, с которым прошел через многие опасности, в ком черпал и отвагу, и оптимизм, и веру в собственные силы. Поддержав его голову, Велимир через силу улыбнулся ему, и сказал нарочито бодрым голосом:
— Мы победили, Хасан. Все кончено.
    Ответом ему было слабое подобие улыбки на бескровном лице степняка. Глазами он сделал знак юноше наклониться пониже, и едва слышно пробормотал:
— Друг мой, Вэлимир, что с остальными?
— Даргул, Фаррим, Окатуш, и Хмелик мертвы, — глухо отозвался наш герой, — Лобаш еще жив, но боюсь ему не дожить до вечера. Требус и Нормий в порядке, Елиххий тоже. У остальных нет серьезных ран.
— А как ты? Ты сразил Призрачного Властитэля?
— Да, но без помощи Лэвфаэнима и поддержки Елиххия мне бы это не удалось. А без тебя и подавно, Хасан.
    По лицу воина степей разлился легкий румянец, впрочем, быстро сменившийся еще большей бледностью. Он с трудом шевельнул правой рукой, нащупывая свою саблю. Велимир подал ее, но тот отстранил его руку, и твердо
проговорил:
— Мнэ она большэ нэ потрэбуэтся, друг. Пусть останэтся у тэбя в память о нашэй судьбоносной встрэчэ, измэнившэй картину этого мира, Вэлимир. Я звал эё Балдуир, но полноэ имя этому оружию — Балдуир каш балдуиран: Рассэкающий всё, что может быть рассэчэно.
    Он закрыл глаза и некоторое время лежал молча, юноша даже было решил, что он уже умер, но вдруг он снова очнулся, и с усилием выговорил следующее:
— Выполни мою последнюю просьбу, друг мой.
— Все, что попросишь, Хасан, если это в моих силах! — пылко воскликнул юноша.
— Мой кинжал, Драгирах, освящённый в часовнэ Всэсвятых в Эмхадэн-лагэ. Я получил эго из рук своэго господина, Хушан-бая после Клятвы Чэсти. И должэн вэрнуть эго назад в том случаэ, когда моя служба окончэна. Отвэзи кинжал в
Эмхадэн-лаг, моэму господину, и пэрэдай, что Хасан до послэднего мига жизни слэдовал волэ Хушан-бая.
— Конечно, я выполню твою просьбу, друг, — со слезами на глазах вымолвил герой. Он плакал, не замечая собравшихся вокруг друзей. Хасан медленно кивнул, и закрыл глаза, чтобы никогда уже не открыть их вновь.
    И в этот миг боли и грусти, так похожий на миг прощания с отцом у его смертного одра, в душе юноши родились, и вырвались наружу строки, которых он и сам не подозревал воплотить. Это были печальные и горькие стихи, но в них крылось зерно мудрости, готовое прорасти в душе каждого, кто прикоснется к нему:


        Мой друг, ты пал на пике славы,
            Сраженный черною рукой.
            Хотя мы оба были правы,
            Нас разделил навек покой.
            
        Мой друг, не ведал ты сомнений,
            И был в сраженьях впереди.
            Твои пути не знали трений,
            И страх не жил в твоей груди.
            
        Мой друг, ты был моим примером
            В дороге, в радости, в бою.
            Тебя вела святая вера,
            Твой подвиг в песне воспою.
            
        Мой друг, раскрыв мою беспечность,
            Ты мне глаза на жизнь открыл.
            Теперь тебя призвала вечность,
            Но твой урок я не забыл...


    Старый друид коснулся плеча юноши, выводя его из оцепенения, и проговорил своим мягким глубоким голосом:
— Надо спешить, Семирдин, вот-вот рухнет заклятие, вернувшее из небытия эти стены, и лучше бы нам глядеть на это с безопасного расстояния.
    По его слову наемники подняли павших, и вынесли их наружу. Велимир сам вынес тело Хасана из дворца, и погрузил  на коня. Громкий треск заставил всех обернуться, и они увидели, как величественные стены дворца обрушиваются под гнетом неумолимого времени.
    Выбравшись из города, они некоторое время наблюдали, как Аркивион Загмар возвращается к своему прежнему состоянию, прямо на глазах обращаясь в древние руины, давно покинутые живыми. Потом они двинулись к ближайшему леску, и на его опушке похоронили павших, соорудив над каждым подобие надгробья.
    Здесь они расстались с наемниками, заплатив им обещанную награду, и поехали на восток, в направлении Долины Пряных Ароматов, стремясь пересечь Центральный регион прежде, чем он вернется к своему обычному виду.

 

 

Искатель. Становление героя (черновик). Эпилог.

Похожие статьи:

ПрозаИскатель. Избранник Богов. (черновик). Гл. 6

ПрозаИскатель. Избранник Богов. (черновик). Гл. 5

ЗасвеченноеИскатель. Избранник Богов. (черновик). Гл. 4

Рейтинг: +3 Голосов: 3 323 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Коментарии публикаций:

0
0
0 31 октября 2015 в 08:05
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:55
А мы...
Админ 31 октября 2015 в 07:53
А мы...
0 31 октября 2015 в 07:51
А мы...

Разделы статей

^ Наверх